МОДЕСТ-2, или КНИГА, НАПИСАННАЯ КРОВЬЮ (Игорь IgXMV6)

Выражение, вынесенное в заголовок, мне, увы, не принадлежит. Впрочем, людям творческих профессий редко приходят в голову блестящие мысли, а эта фраза применительно к моему автомобилю, как нельзя более точна. Вы убедитесь в этом, прочитав нижеследующую душераздирающую историю волшебного превращения СХ-а в ХМ.
Однако волшебством тут не пахло. Просто произошел ряд совершенно мистических происшествий, выстроившихся в некий логический ряд и завершившихся банальной сценой купли-продажи.
Итак. Мой СХ был доведен в принципе до абсолютно ездящего состояния, перестал лазить по моим карманам, корчил из себя паиньку (один Заратустра знает, чего это стоило мне и моим друзьям по Ситроен-клубу) и ничего не предвещало неприятностей. В сию идиллическую картину вмешались отвратительнейшие существа, именуемые среди автолюбителей «пионэрами». В один прекрасный (будь он проклят) вечер, мы с Модестом заехали в тихий центр Киева к друзьям на чашку чаю. Чаепитие продолжалось минут сорок, после чего я сел в тихо поджидающего меня Модю и отправился домой. Через пару минут возникло навязчивое чувство, что чего-то в этой жизни не хватает. Проанализировав свое внутреннее состояние и убедившись, что все составные части организма работают четко и слаженно, я задал Модесту простой и короткий вопрос: «Чего тебе, железяка, не хватает?» И Модя ответил, что нету у него теперь зеркал электрических с подогревом, нету и все тут, стибрили пионэры проклятые, с мясом выдрали, ногами в двери упирались — вон вмятины пооставляли — а больно то как было… Только не кричал, бо кричалки нету, значит, хозяин, жлобяра, не установил, думал что никому нафиг ентот эксклюзив не нужен, а вот нате…
Обидно мне стало — жуть. И за поруганную честь Модеста, и за державу нашу убогую, расплодившую дебилов больше нормы, и за себя, ибо без обоих зеркал ездить, это, как по мне, все равно что современный дивидюк к телевизору «КВН» подключить и в древнюю линзу пялиться…
С этого происшествия и начались фатальные совпадения… Во-первых оказалось, что на разборках нужных мне зеркал нетути, а новые заказывать — это финансовый удар ниже пояса и сзади. Мантулить же за саморезах жигулевские зеркала — мысль дикая и нелепая, Модест от такого предложения задрожал всей тушей и так на меня посмотрел… Во вторых, не прошло и недели, как один правильный пацан, паркуя свой монстроподобный джип на стоянке рядом с моим СХ-ом, снес Моде бампер, разбив при этом вдребезги поворотник и габарит. Забегая вперед, скажу справедливости ради, что мужик оказался председателем правления крупного банка и по-пацански взяв на себя все мои заботы, решил проблему быстро и изящно — через пару дней его хлопцы примантулили бампер, а чуть позже появился поворотник с габаритом (не фирменный, зато изготовленный очень аккуратно). Но неприятный осадок остался…
Третье фатальное совпадение произошло во время посещения авторынка, на который меня затянул знакомый, выбиравший себе машину. Ему в тот день мы ничего не выбрали. Выбрали мне. Ситроен на базаре выныривает крайне редко, и он вынырнул как раз вовремя… Черный трехлитровый ХМ с автомат-коробкой, кожей-рожей, наполированным до режущего глаза блеска кузовом и унылым от безнадежья продавцом-перегонщиком, твердящим заученную сакральную фразу «хорошо уступлю». Что ж… Глаза увидели, уши подсчитали время отсечки (порядка 25 секунд), а душа понеслась в рай…
Короче, на следующий день ХМ стал моим. Я понимаю, что машины ТАК не покупают. Этот поступок находится скорее в сфере психоанализа, о чем мне недвусмысленно заявили дома, причем тоном злобно-ироничным, призванным убедить меня в том, что я — идиот. Напрасно трудились. Я и так это знаю.
Впрочем, прокатившись в ХМ-е, жена смягчила свой приговор, оставив лишь два пункта обвинения. Первый — долги (примерно 60% стоимости машины мне пришлось занять). Второй — самый страшный — подлое и низкое предательство друга по имени Модест, которого теперь придется продавать, дабы вернуть долг. «Бедный Модя! — скрипучим от неприязни голосом пафосно восклицала моя половина, — Он же живой, он все понимает… Как ты будешь в фары ему смотреть?»
Самая гадкая из женских привычек — это учуять твою затаенную боль и добавлять, добавлять… Я не поддался на провокацию. Вопрос был обсужден более-менее спокойно, а решение было принято воистину Соломоново: назвать ХМ Модестом-младшим, обеспечив таким образом преемственность поколений и смягчив боль утраты. Вечером подъехал надраенной ХМ-овской мордой к лицу СХ-а — пусть, думаю, понюхаются братцы. Модя все понял. Пытался держаться молодцом, но не выдержал, сорвался на истерику, выпустив откуда-то из-под брюха добротную порцию «зеленки». Задняя тормозная трубка. Обиделся, значит, смертельно. Дома рассказывать не стал. На фига нарываться?
Вам еще не надоело? Если нет — читайте дальше, ибо то, что произошло в дальнейшем и замкнуло мистическую цепь, доказывает, что Ситроен — не какое то там железо. Эта машина имеет свою тонкую и мятущуюся душу. Она способна к настоящей привязанности, к чистой и бескорыстной дружбе, но не дай Бог вам обидеть Ситроен…
…В тот день, когда я продал Модеста, последний раз проводив взглядом его абсолютно мужскую поджарую задницу, в стране начались акции неповиновения «Украина без Кучмы», вызванные общеизвестным теперь «кассетным скандалом». Вопрос о том, следует ли в ТАКОЙ день продавать автомобиль, я оставляю висящим в воздухе — пусть каждый решает сам. Для меня-то вопрос ясен, как божий день. Хотя тот день был уж никак не божим.
Деньги, вырученные за предательство, я положил в кейс, целый день был на работе и уже часов в десять вечера по пути домой заехал в супермаркет за хлебом насущным. Далее все произошло как в стандартной инструкции по разведению кроликов (пардон, лохов). Отъехав от магазина метров триста, заметил, что спустило переднее колесо с водительсктй стороны. Матюкаясь на судьбу-злодейку и моросящий противный дождь, полез за домкратом и запаской и начал нехитрую, на душераздирающую операцию замены колеса. Справился, как ни странно. Сел в младшенького. Компьютер ненавязчиво выдал зелененькую надпись — открыта, мод, задняя дверь. Все понял. Уже без надежды глянул на заднее сиденье, куда четверть часа назад привычно бросил через плечо кейсик…
Круг замкнулся. Модест отомстил мне. В тот момент, конечно, я не понял этого. Гораздо позже, успокоившись, я осознал всю глубину трагедии, обрушившейся на этот механический организм, всю боль его утраты, вызвавшей желание наказать предателя, то есть меня. Вот так когда-то преданные собаки грызут своих хозяев. И не смотря на пропавшие деньги, я чувствую свою вину перед ним. И с этим чувством мне предстоит жить дальше. И я с ужасом думаю о том, что с младшеньким тоже придется когда-нибудь расставаться. Хотя пока мы с Модей-вторым друг друга устраиваем. Но кто знает, может, и в нем есть та магическая сила, которую так наглядно продемонстрировал мне старший. Они же нюхались тогда, на стоянке. Может, договорились о чем-то?

 
Запись опубликована в рубрике XM. Добавьте в закладки постоянную ссылку.